?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
"Капиталистические иллюзии потерпели крах – да здравствуют новые капиталистические иллюзии"
mym1231
http://www.ecc.ru/books/71/1/1-8.htm

— Давайте вернемся к разговору о стране. Вы сказали, что та структура, которая сегодня строится, отличается от западной на 180 градусов. Что же, по вашему мнению, нам сейчас необходимо создавать в первую очередь?
— Базис. Независимого государственно ориентированного предпринимателя.
— И каким образом?
— Очень известным. Людовик XIV делал это во Франции, Петр I — в России. Парламент же при этом должен только утверждать бюджет и контролировать его исполнение. Что, кстати, очень большая работа.
— То есть нужен диктат законов?
— Да, хотя бы диктат законов. Но они же у нас сейчас принимаются с космической скоростью, и все разные. Поэтому должен быть установлен единый законотворец. И самое главное — это лично моя точка зрения — власть должна быть передана производителю.

______________________________________________________

Одна из версий



Нет «злого Путена», «проплаченных госдепом оранжевых» и прочей пропагандистской хуеты. Есть дерущиеся между собой за власть и ужавшийся в условиях мирового кризиса бюджет, кланы, «крёмлевские башни» как их иногда называют.

Кургинян — публичный представитель, «говорящая голова» финансово-промышленных групп, делающих в Этой Стране серьезный бизнес в сфере поклейки танчиков, самолётиков и прочих вундервафель, и последующей продажи их за сотни нефти как банановым республикам, так и армии РФ. Им не интересен коммунизм, национализм и любой другой -изм, равно как и Путин сам по себе. Им крайне интересна политическая и экономическая стабильность, ибо при её отсутствии любой бизнес связанный с производством высокотехнологичной продукции сомнительной важности дохнет самым первым, ну и курс на конфронтацию с США ведётся лишь ради оборонных госзаказов.

В сложившейся в девяностые и нулевые политической системе позиции «оборонщиков» слабы (в отличие от либерастических «банкиров» и гэбистских «нефтяников»). Кургинян же собирает массы быдла, клюющего на риторику о социализме и социальной справедливости, и выступает политическим тараном для последующего продавливания и лоббирования во власти интересов «оборонщиков» (см. его высказывания о Сердюкове, покупающем «Мистрали» например). То есть в случае пришествия к власти Кургинян будет уверять быдло, что надо брать меньше ойфонов в кредит и больше и усерднее работать на заводе, веруя в православно-коммунистически-националистический сверхмодерн.
______________________________________



Оригинал взят у n_petrovich в Анти-Кургинян (часть 5)

Пристыдил тут меня тов. wizard_sk, что пишу редко. Поэтому публикую очередную часть "Анти-Кургиняна":).

Переходим к следующей главе манифеста, которая называется «Капитализм реальный и иллюзорный».

Начинается она сразу же с неверного тезиса:

«Крах капиталистических иллюзий – вот в чем принципиальная новизна современной эпохи».

Интересно, с чего это господин Кургинян взял, что массы распрощались с капиталистическими иллюзиями? И про какие массы идет речь? Да, в пролетарских массах есть определенное недовольство двадцатью годами капиталистического развития, у определенной части имеет место ностальгия по советским временам (на чем и играет Кургинян). Но в силу слабости коммунистического движения пролетарские массы не видят решительно никакой альтернативы капиталистическому развитию. Общественное сознание заражено огромным количеством разного рода буржуазных мифов насчет изменения ситуации, порой, даже очень радикального, но уничтожение капитализма никаким образом в этих мифах не предусматривается.

Получается, не крах капиталистических иллюзий, а замена одних капиталистических иллюзий другими столь же капиталистическими иллюзиями, одних буржуазных концепций – другими буржуазными концепциями. Даже пролетарские массы, объективным интересом которых является слом капиталистической системы и уничтожение частной собственности, решительно не видят никаких способов изменить свое рабское по сути положение, кроме замены «плохого» капитализма «хорошим».

Так что неправ Кургинян. Мы имеем дело не с крахом, а с господством капиталистических иллюзий в сознании самых широких масс, в том числе, пролетарских. Крах произойдет тогда, когда пролетарские массы начнут массово вставать на коммунистические позиции. Кургинянство же является одной из форм, в которой буржуазия прививает массам буржуазные иллюзии.

Далее читаем следующее:

«А ведь именно на этих иллюзиях строился проект ускоренного построения капитализма в России. А значит, и демонтаж СССР, советской системы, мировой коммунистической системы, мирового идеологического и политического баланса сил. Все это решено было демонтировать ради того, чтобы скорее запрыгнуть пусть даже в самый ублюдочный, но все же капитализм».

Капитализм строился на иллюзиях? Это ж надо написать такую чушь! Капиталистическая реставрация – логичное следствие всей той антинаучной и антимарксистской экономической политики, которая проводилась сменившими Сталина оппортунистами. Легализовавшийся в 1988 году класс капиталистов вполне логично в 91-м уничтожил все те социалистические «атавизмы», которые мешали капитализму «нормально» развиваться. Капиталистические иллюзии масс – это как раз следствие многолетних негативных процессов в советской экономике, которые привели к проникновению в массовое сознание советских людей буржуазных социальных, экономических и политических концепций. Советское общественное сознание было далеко от подлинно научного еще задолго до капиталистической реставрации.

У класса капиталистов, которые, собственно, и строили российский капитализм, никаких иллюзий и вовсе не было. Они вполне прагматично и последовательно реализовывали свои объективные классовые интересы.

Так что не на иллюзиях капитализм строился, а на грубой силе, на экономическом, а затем и политическом господстве буржуазии. А буржуазные иллюзии масс есть лишь следствие поражения коммунистического движения, с одной стороны, и буржуазной пропаганды, с другой.

Далее мы видим столь же ненаучные рассуждения:

«СССР, советский образ жизни, весь альтернативный капитализму мировой проект раскурочили создатели «Треста ДК» («Даешь капитализм!»).

Создатели этого Треста утверждали, что только в капитализме спасение. Они говорили: «Плевать на то, насколько капитализм совместим с Россией. Нечего с этой самой Россией цацкаться. Если капитализм с нею несовместим, тем хуже для нее. Ибо только в капитализме спасение»».

Оставим без комментариев бредовый тезис о «несовместимости России с капитализмом». Он был разобран еще в первой части данной работы. Для капиталистического производства абсолютно не важна территория, на которой оно будет функционировать. И для капиталиста, как для персонифицированного капитала, абсолютно все равно, как называется та или иная территория, какой национальности тот или иной народ. Его цель – извлечение максимальной прибыли. Поэтому капитал на территории бывшего СССР повел себя ровно так, как ему велели его собственные объективные законы. То есть сократил излишние производительные силы (в том числе, и излишнюю рабочую силу), создал свое государство со всем репрессивным аппаратом, правовую систему, перевел на рыночную основу «социалку» и т.д. и т.п.

То, что Кургинян пытается представить как некий «ублюдочный» капитализм, на самом деле, есть ничто иное как НОРМАЛЬНЫЙ капитализм.  И наоборот, «ублюдочность» заключается в сознательном внедрении в капитализм несвойственных ему черт. Эти черты его тяготят и, при первой же возможности, капитал от них освобождается.

Становление российского капитализма, вопреки Кургиняну, не являлось «злой волей» некого «Треста ДК», а, наоборот, класс капиталистов делал ровным образом то, что ему велели объективные законы развития капитализма. Классовая расстановка сил была таковой, что капиталистам не было никакого резона оглядываться при капиталистическом строительстве на рабочий класс и мешать капитализму развиваться так, как он и должен развиваться. 

А вот дальше Кургинян пишет то, с чем нельзя не согласиться:

«Капитализм как безальтернативный уклад, как окончательный итог человеческой истории – это иллюзия. Пропаганде этой иллюзии послужила достаточно элементарная на первый взгляд, но имеющая далеко идущий подтекст статья Френсиса Фукуямы «Конец истории»».

Да, действительно, писания Фукуямы – это редкостный антинаучный бред  никаким «концом истории» капитализм не является. Но, отвергая Фукуяму, нужно предложить альтернативу, то есть дать НАУЧНОЕ обоснование следующему за капитализмом «общественному укладу». Кургинян же, вместо такого обоснования, втюхивает нам тот же, что и у Фукуямы, идеализм и антинаучность, только с уклоном в другую сторону. «Капиталистические иллюзии потерпели крах – да здравствуют новые капиталистические иллюзии!». Такова логика Кургиняна.

В принципе, в данной главе комментировать больше нечего, а потому перехожу к следующей. Называется она «Будущее «Треста ДК»». Вообще это такой давно известный манипулятивный прием. Когда есть некая абстракция, не пойми что, из чего нужно слепить образ некого «абсолютного зла», то это «что-то» нужно как-то назвать, причем максимально коротко и максимально бессодержательно. Вот и Кургинян изобрел некий «Трест «Даешь капитализм!»». Поди разбери, что под ним имеется в виду. «Олигархи», «капиталисты», Ельцин, Путин, «Запад» - все это можно включить, а можно не включить в «трест».

Перехожу к конкретике. Кургинян пишет:

«В противоположность тому, что здесь утверждается, «Трест ДК» упорствует, настаивая на том, что альтернативы капитализму нет. А значит, этот капитализм надо достраивать, наплевав на все издержки, сколь бы велики они ни были.

Верит ли сам «Трест ДК» в свою историческую правоту?

Прочитайте внимательно все его псевдоконцептуальные документы. Ознакомьтесь с идеями авторов «Стратегии-2020» (и дополнениями к «Стратегии-2020»), «Стратегии-2030» (и дополнениями к стратегии «Стратегии-2030»), стратегии демократической модернизации, стратегии интеллектуализации экономики (4И, 5И – кто больше?)…

У вас все это не вызывает чувства предельного разочарования и крайней неловкости?»

По всей видимости, под «Трестом ДК» всё же скрывается современный российский буржуазный режим. Его критика, конечно, прогрессивна. Но только тогда, когда ведется с научных марксистских позиций. За любой другой критикой скрывается не классовая, а конкурентная борьба между разными группами буржуазии за политическое влияние. Понятно, что все эти «стратегии» есть абсолютная чушь. Но нужно показать, в чем конкретно заключается глупость. И тогда будет видно, с каких классовых позиций ведется критика. Кургиняновская «критика» сводится же к утверждениям подобного рода:

«Концептуальные документы Треста – несерьезны, и это фундаментальная их особенность. Связанная с тем, что никто из творцов этих документов ни на минуту не сомневается в том, что документы – сами по себе, а процессы – сами по себе. Не пряча даже на людях саркастические улыбки, творцы этих документов совсем уж не стесняются, когда ведут так называемые «интеллектуальные дискуссии». Тут все говорится напрямую. Мол, пульса нет. А на нет и суда нет. Раз пульса нет, то надо болтать и готовить «свал»».

Всё это - не более чем издевательство над научным подходом. Далее в этой главе – снова сплошная пропагандистская шелуха, про «Россию, сбившуюся со своего исторического пути».

Почитаем дальше и попробуем добраться до чего-нибудь более наукообразного.

Вот в следующей главе Кургинян снова обращается к излюбленному тезису о «синтезе Маркса и Вебера» и даже пробует применить этот «метод» к «анализу современной ситуации». Естественно, что применение антинаучного метода вылилось в получение неверного результата. Рассмотрим подробно.

«Буржуазия как класс сформировалась в недрах феодального общества».

Хорошо. Если не вдаваться в подробности, то данное утверждение является верным.

«Феодализм допускал и даже поощрял создание подобного класса».

А вот это уже чушь. Зарождение класса буржуазии в недрах феодальной формации есть процесс объективный, обусловленный развитием производительных сил. Феодалы были заинтересованы в таком развитии, но не были заинтересованы в развитии новых производственных отношений, которые свои развитием уничтожают феодала. Класс феодалов не «поощрял» складывание класса капиталистов, а препятствовал реализации объективных интересов буржуазии, основной из которых, - ликвидация феодальной системы производственных отношений. Такая ликвидация была невозможна без осознания своих классовых интересов буржуазией. То есть осознание буржуазией себя классом было как раз не в интересах феодалов. Какое уж тут «поощрение»!

И далее:

«Феодалам нужны были кредитующие их торговцы. Но еще больше им нужны были зачатки будущего промышленного производства».

Да, но из этого не следует, что им нужен был КЛАСС капиталистов и капиталистическая система производственных отношений.

«Задолго до победы капитализма сформировался неизбежный исторический компромисс между феодалами и буржуа. Успехи науки и техники, порожденный этим рост промышленности – постепенно склоняли чашу весов в сторону буржуа».

Кургинян плавает в вопросах, которые в советские времена знал каждый школьник. Что за «исторический компромисс» такой и в чем он выражался? Как известно, с момента появления буржуазии имела место жесткая классовая борьба между буржуазией и феодалами. Эта борьба то затухала, то обострялась, но ни о каком «историческом компромиссе» не было и речи. Усиливавшееся экономическое господство буржуазии привело ее к победе в классовой борьбе с феодалами.

«Политическим оформлением этой тенденции стали великие буржуазные революции. Но они – при всей их беспощадности и радикальности – лишь дооформили то, что уже имело место. Буржуазия к этому моменту уже полностью состоялась. Буржуазные семьи восходили по лестнице успеха, исповедуя дух скромности, трудолюбия и законопослушания. Этому способствовало оформление в недрах христианства новой религии – протестантизма».

Снова ошибка. Буржуазные революции означали переход политической власти от класса феодалов к классу капиталистов. Политическое господство буржуазии не «имело место» при феодализме. Буржуазия как класс состоялась намного раньше буржуазных революций, а именно тогда, когда стала осознавать свой классовый интерес и действовать как класс.

А вот во второй части данного абзаца мы как раз и видим примешивание к деформированному Кургиняном материалистическому подходу веберовского идеализма. К чему все эти разговоры о «духе»? Да, на определенном этапе, еще в период классовой борьбы буржуазии с феодалами оформилась и буржуазная идеология, оформившаяся, в том числе, как новые религиозные концепции. Так, в протестантском аскетизме отразилось отрицание буржуазией феодальной расточительности и феодального роскошества, недоступного буржуазии в те времена. Однако, когда буржуазия завоевала политическую власть и уничтожила сословную систему, постепенно весь этот «аскетизм» стал отходить на второй план, а сейчас от него и следа не осталось.

Далее Кургинян снова пишет откровенный бред:

«Нельзя никоим образом приукрашивать триумфальное шествие к власти класса капиталистов. Этот класс никогда не чурался грабежа. Многие буржуазные состояния формировались на основе торговли рабами, пиратства, чудовищного ограбления колоний. И все же тот фундамент, на котором было возведено величественное здание западного, а впоследствии и восточного капитализма, не был криминальным».

Получается, что есть-таки, «хороший» капитализм, «не криминальный». А что вообще значит «криминальный»? По сути, это «преступный», нарушающий закон. Закон же – суть кодифицированная воля господствующего класса. Все те мероприятия, которые способствовали развитию капитализма, прежде всего, окончательное отчуждение непосредственных производителей от средств производства и их последующая пролетаризация, были оформлены как вполне законные. Естественно, это первоначальное накопление капитала происходило во многих случаях и мошенническим путем. Ограбление же других стран долгое время вообще осуществлялось вне какого-либо правового поля. Так что истина состоит в том, что это первоначальное накопление происходило как криминальным, так и законным путем.

Суть же заключается в том, что источником первоначального накопления была экспроприация наделов крестьян и имущества ремесленников и колониальный грабеж. Для крестьянина, у которого отбирали надел, не было значения, по закону отбирают или нет. Но Кургинян, видимо, считает иначе, раз подчеркивает «некриминальный» характер западного капитализма.

А в качестве «доказательства» такого «некриминального» характера он приводит… слова самих буржуа.

««Это феодал добывает деньги разбоем или дворцовым угодничеством, а мы трудимся, копим деньги, передаем свои скромные накопления детям, которые накапливают больше таким же честным трудом – и так из поколения в поколение», – вот что говорили буржуа всем другим слоям феодального общества. Сказанное не было ложью. Общество имело конкретные социальные доказательства того, что честный труд, цепкость, ум, расчетливость, способность к продуманному риску являются основополагающими чертами нового восходящего класса».

Действительно, примерно так и говорили буржуа другим слоям общества, побуждая их бороться за ее (буржуазии) классовые интересы как, якобы, за «общенародные». И вот эту пропаганду Кургинян пытается выдать за чистую монету. «Сказанное», оказывается, «не было ложью».

Таким образом, согласно Кургиняну, буржуазия («хорошая») накапливает деньги честным трудом! Большего саморазоблачения трудно было ожидать. Автор еще раз показал, на позициях какого класса он стоит.

И дальше вполне логично «хорошей» буржуазии противопоставляется «плохая».

«В советском обществе, в отличие от общества феодального, буржуазия не могла формироваться в виде нового законопослушного класса, имеющего свои нормы, свои ценности, свои принципы, свои идеалы и, наконец, свой Проект».

Действительно, в советском обществе до определенного времени буржуазия не могла формироваться в принципе. Ее постепенное зарождение было связано с рыночной деформацией советского социализма в послесталинский период. Этот зарождавшийся класс («протобуржуазия») был вполне законопослушен, поскольку, используя коррупционные рычаги, заполучал представителей своих интересов в партийных и государственных структурах, а уже эти структуры проводили соответствующую политику, вроде «косыгинской реформы». Кроме того, это класс имел вполне себе буржуазные нормы и ценности, втайне презирая господствующий рабочий класс, преклоняясь перед буржуазной культурой и богатством. Наконец, у этого зарождавшегося класса вполне был свой проект, который он и осуществил, сначала приведя к власти группировку Горбачева, затем протащив закон «О кооперации», а потом уже взяв всю полноту политической власти. Чем плохой проект? Очень даже хорошо продуманный и реализованный…

Другое дело, что да, эта «протобуржуазия» накапливала свои капиталы незаконным путем. Но тут дело в том, что, в отличие от феодализма, где господствовавший класс тоже был эксплуататорским и существовала частная собственность, в СССР правящим классом был рабочий класс, чьи классовые интересы были выражены в соответствующем законодательстве. Частная собственность была вне закона, потому капитал и создавался исключительно незаконным путем. Но, с точки зрения капитала, незаконна сама система, исключающая частную собственность. Поэтому сама формальная незаконность первоначального накопления здесь несущественна. У капитала просто не было выбора.

Так что все последующие размышления насчет того, что «законопослушный слой советских граждан, обладавших высокой и сверхвысокой способностью накапливать средства, вряд ли превышал тысячу человек. А совокупный потенциал накопления, безусловно, не превышал 1 миллиард рублей» абсолютно бесполезны. «Законопослушность» не превращает капитал в «хороший». Он вообще лишен таких качественных характеристик как «хороший» или «плохой». Он имеет характеристики лишь количественные. Либо его нет, либо он есть. В последнем случае он может быть измерен конкретными величинами.

С пролетарской точки зрения, «плох» абсолютно любой капитал, находящийся в частной собственности, поскольку в таком случае он служит источником эксплуатации пролетариата. «Законно» он накоплен или «незаконно» для пролетария не имеет никакого значения. От того, что Кургинян скажет, будто эти капиталы получены незаконно, класс капиталистов никуда не денется.

Далее, автор выводит три категории, которые «скупили основные фонды» - это «цеховики», «спекулянты» и «воровские общаки» - и делает вывод:

«Приватизация, осуществленная «Трестом ДК», была по определению криминальной».

Добавим, что «криминальной» именно с точки зрения советского законодательства, отражавшего интересы рабочего класса. Кургинян – метафизик. Для него понятие «криминальный» является некой максимой. По сути же, оно означает лишь нарушение закона, а законы отражают интересы классов.

Дальше в том же духе:

«Итак, буржуазия, которая медленно взрастала в недрах феодализма, – вне зависимости от того, идет ли речь о буржуазии западной или восточной, – была по существу некриминальной. А буржуазия, которую взращивал «Трест ДК», была криминальной. И не могла быть другой».

Снова переводим с кургиняновского на русский. Если буржуазия при феодализме экспроприировала крестьянина, обрекая его на голодную смерть, по закону, то это «хорошая» буржуазия. А вот если советский «цеховик» всего лишь незаконно отправлял товар налево, продавая его по рыночной цене, то это «плохая», «криминальная» буржуазия. Замечательная логика! Что ж, пожелаем господину Кургиняну, оказаться именно на месте такого крестьянина и утешаться «законностью».

Однако далее автор все же признается, что все же это накопление проходило, в том числе, и законным путем:

«Продажа предприятий за бесценок или даже раздача их даром, конечно, имела место. Но и этот тип приватизации ничего не менял по существу в «цвете» ускоренно создаваемого российского капитализма».

Ну почему же не менял? Точно так же, как и в развитых капстранах в эпоху феодализма, первоначальное накопление у нас происходило как криминальным, так и законным путем. Странная логика у Кургиняна. В случае с западным капитализмом он говорит, что был, конечно, чисто криминальный грабеж колоний, но в целом накопление было «не криминальным». Сейчас же наоборот. Дескать, было и законное, но общий характер – «криминальный».

Почему в первом примере акцент делается на «некриминальность», а в другом – на «криминальность», абсолютно понятно. Перед Кургиняном не стоит задача вскрыть объективную истину. У него другая задача – оправдать капитализм при помощи отделения «хорошего», «честного» капитализма от «плохого», «криминального». А научная добросовестность в этом деле абсолютно не нужна.

Через несколько абзацев Кургинян все-таки вспомнил советский школьный курс и родил, наконец, верную формулировку – «первоначальное накопление». Однако верным в его дальнейших рассуждениях оказалось лишь это словосочетание, все остальное не выдерживает критики:

«Ведь существует так называемый этап первоначального накопления капитала. В классических случаях медленного формирования капитала в недрах феодализма в первоначальном накоплении может преобладать «белое» слагаемое. Хотя всегда присутствуют и другие. Но если капитал формируется быстро, то доли «серого» и «черного» слагаемых естественным образом увеличиваются на первой фазе – фазе первоначального накопления. А потом возникает острейшая необходимость выйти из этой фазы. Оторвать накопившийся капитал от криминальной пуповины. Если этого не сделать быстро и беспощадно, государство, в котором господствующим является капитал, не вышедший из первоначального накопления, становится не криминализованным, а криминальным».

Бред сивой кобылы! Белое, серое, черное… Это что, наука что ли? Наука предполагает измерение, а не палитру цветов. Чем мерить будем отличие «белого» от «серого»? И на основании какого исторического источника Кургинян сделал вывод о преобладании «белого» или «черного» в эпоху феодализма? Ведь происхождение любого капитала, особенно, крупного – тайна за семью печатями. Ясно, что были разные способы накопления. Заниматься выяснением, что было «криминальным», а что нет – дело абсолютно неблагодарное и бесполезное. Даже если Кургинян соберет всех буржуев и под пыткой выведает у них происхождение капиталов, толку от этого – ноль, если не оторваться от критерия «криминальности». Ведь с большой долей вероятности получится, что капитал цеховика в 1 миллион будет «криминальным», а миллиардный капитал олигарха, полученный в 90-е, - вполне себе законным. В итоге, скорее всего, окажется как раз, что все капиталы цеховиков и спекулянтов – ничто по сравнению с тем, что вполне легально первоначально накоплено в результате капиталистической реставрации. В общем, запутался наш автор в трёх соснах буржуазного права.

Столь же глупы и размышления об «отрыве от криминальной пуповины». Капитал, полученный незаконным путем, как раз и был оторван от «криминальной пуповины» в 91-м году. Только отрыв этот выразился в ликвидации советской правовой системы, признании ее «неправильной», «незаконной». Соответственно, то накопление, которое совершалось незаконно, с точки зрения советских законов, стало вполне законным с точки зрения буржуазного законодательства. Таким образом, на «криминальности» был поставлен крест. Был капитал «криминальный», стал капитал легальный.

А потому уже ни о каком «криминальном» или «криминализованном» государстве не может быть и речи. Есть НОРМАЛЬНЫЙ российский капитализм, развивавшийся со своими особенностями. Но эти особенности не делают его ненормальным. Не было в формировании российского капитализма НИЧЕГО такого, что выходило бы за рамки объективных законов его развития и являлось бы для капитализма абсолютно несвойственным. Не замаскировать Кургиняну россказнями о «белом и сером» своей классовой позиции. А эта позиция есть отстаивание объективных интересов буржуазии как класса.

Продолжение следует.



  • 1
______________________________

Как ни странно, именно сейчас я могу ответить тому читателю этого исследования, который уже не раз упрекал меня в нежелании раскрыть конкретный смысл того, что явлено мне было во время челночных железнодорожных перемещений между Москвой и Александровским.

Явлена мне была судьба моего народа и человечества, лишенных возможности прорыва к новому гуманизму в XXI столетии. Конкретно мне было явлено, прежде всего, то, что народ удалось по-настоящему расчленить. Многоэтажное человечество, то есть человечество, разделенное на социальные и даже духовные этажи непроницаемыми перегородками, — это будущее. А многоэтажная Россия — это то, что уже состоялось.

Мне неоднократно приходилось в советское время путешествовать в вагонах самого разного класса.

И в спальных вагонах, то есть вагонах высшего класса, заполненных представителями высокой советской номенклатуры.

И в так называемых мягких вагонах (были и такие), заполненных представителями иной, более скромной, номенклатуры, а также профессорами, среднестатусными инженерами и так далее.

И в так называемых жестких купейных вагонах.

И в вагонах плацкартных.

И, наконец, в общих вагонах (в каких еще ты будешь ездить в турпоходы вместе с товарищами по геологоразведочному институту?).

Никогда — даже осуществляя в течение одной недели две поездки, одну в вагоне высшего класса, а другую в вагоне низшего класса — я не ощущал, что рядом со мной находятся человеческие особи, разделяемые непроницаемыми социальными и даже антропологическими перегородками. А во время челночных поездок между Александровским и Москвой я это ощутил.

Чем отличается бизнес-класс «Сапсана» от обычного вагона того же «Сапсана»? Только тем, что пассажирам бизнес-класса выдают напитки и еду, причем настолько отвратительную, что есть ее невозможно.

Но пассажиры бизнес-класса «Сапсана» отличаются от пассажиров, едущих в обычном вагоне того же «Сапсана», — всем сразу.

Одеждой.

Багажом.

Мобильными телефонами и компьютерами.

Манерой держаться.

Манерой говорить.

Выражением на лицах.

Стрижками (когда речь идет о женщинах, это явлено с особой силой).

Всем этим — и чем-то еще... Каким-то социальным запахом высокомерия, переходящим в запах высокомерия антропологического.

Чтобы когда так пахло от советского генерала, едущего в спальном вагоне... Я вас умоляю! А тут запах шибает в ноздри. И дело не только в том, как ощущают себя счастливцы, сидящие в «Сапсане» бизнес-класса, пьющие отвратительное вино и пожирающие омерзительные эскалопы. Дело в том, как ощущают себя те, кому не повезло. Это... это нечто.

Но всё еще носит не до конца вопиющий характер, пока речь идет о пассажирах разного класса в одном и том же «Сапсане». Но есть такой ухудшенный «Сапсан». Он называется «Ласточка». Там был один удобный для меня по времени отправления поезд.

Что касается самого поезда, то я даже не могу объяснить, чем он настолько хуже «Сапсана». Наверное, там кресла ýже. И уж точно там не подают паленого вина и несъедобных антрекотов. Но в этой самой «Ласточке» едет еще одно человечество, отличающееся от человечества бизнес-сапсанового и человечества средне-сапсанового. Человечество «Ласточки» одето иначе, иначе к себе относится, у него другой багаж. Оно совсем иначе разговаривает. И разговаривает оно о другом.

Повторяю, это не просто социальное расслоение. Это нечто намного более страшное. Врагу удалось это сделать с Россией. Понимаете? Удалось. При этом все названные мною человечества в целом приняли один и тот же закон, согласно которому надо мечтать каким-то образом перебраться из более низкого человечества в более высокое и бояться быть сброшенным из более высокого человечества в более низкое.

При этом все эти наши отечественные человечества, принявшие закон расслоения, он же закон оккупантов, навязавших России и социальные нормы, и нечто большее, — одинаково бесперспективны. Они исторически несостоятельны, понимаете? Они не могут обеспечить существование огромной, яростно обираемой, неблагополучной северной страны, являющейся вожделенной добычей для всех соседей и всего мира.
http://gazeta.eot.su/article/sudba-gumanizma-v-xxi-stoletii-6


А когда Кургинян призывал взращивать "государственно ориентированного предпринимателя"-он не понимал, чем это кончится? Будто он, такой высокоинтеллектуальный, не понимал сущности капитализма. Когда держащих фигу в кармане номенклатурщики (о которых он пишет здесь http://gazeta.eot.su/article/sudba-gumanizma-v-xxi-stoletii-4), "доброожелательно презиравшие" простой народ, развязали себе руки и стали настоящими господами (а что такое капитализм, как не гегемония господ?) - то естественно, что неравенство начало обостряться. И нет никаких "национально ориентированных предпринимателей" (как таких прирученных волков, почти собачек, приносящих пользу), а есть буржуи, т.е. класс господ.

Петра I вспомнил. Видимо, с его Демидовым. Ну-ну.

Как и его отец, Акинфий не стеснялся в применении любых средств для достижения своих целей, в том числе и когда дело касалось вопроса управления на заводах. В ноябре 1702 года мастера, приехавшие на Невьянский завод из Москвы, жаловались, что заводчик жестоко обращается с ними и не полностью платит жалованье, и просили освободить их от работы на заводе. В челобитной 1704 года, поданной крестьянами на Демидова, говорится о том, что он бил насмерть плетьми крестьянина Максима Симбирца и его детей, держал их шесть недель в оковах и морил голодом. Жалобы на Демидова от крестьян поступали и в 1708 году и последующих годах, однако правительство, будучи заинтересованным лишь в бесперебойных поставках железа и вооружений с Демидовских заводов, практически все спускало заводчику с рук и никаким образом не препятствовало жестокому обращению с рабочими на его заводах.

Edited at 2014-06-23 10:22 pm (UTC)

При этом все эти наши отечественные человечества, принявшие закон расслоения, он же закон оккупантов, навязавших России и социальные нормы, и нечто большее, — одинаково бесперспективны. Они исторически несостоятельны, понимаете? Они не могут обеспечить существование огромной, яростно обираемой, неблагополучной северной страны, являющейся вожделенной добычей для всех соседей и всего мира.

Эти поезда едут в никуда, понимаете? Или, точнее, в бездну. Для Арагона и Экзюпери их человечества, как поезда направлялись в неблагое бытие. Для меня те поезда, которые я видел, направляются в небытие. То есть в ничто.

И не надо мне говорить, что это так во всем мире. Я ездил в испанских, французских и иных поездах. И никакого фундаментального расслоения, превращающего вагоны высшего класса в одно человечество, а вагоны низшего класса в человечество совсем другое, там нет. Это есть здесь. И именно здесь.


________________________________________

Здесь Кургинян, конечно, лукавит. Его организация обеспокоена ситуацией с образованием в Европе и США для среднестатистического гражданина. Все эти легализации всевозможных перверсий. Во-вторых, если Европа принадлежит в целом к т.н. ядру капиталистической системы - естественно, что там материальное благосостояние даже простолюдин будет выше (в среднем), чем в странах капиталистической периферии.

  • 1